Иоганн Вольфганг фон Гёте

Эгмонт (Перевод Ман) - страница № 13

Э г м о н т. Пойми, если ты ошибешься, ты станешь виновником самой кровопролитной войны, бушевавшей в какой-либо стране. Твой отказ - это сигнал для всех провинций разом взяться за оружие; он станет оправданием любой жестокости - станет вожделенным и долгожданным предлогом для Испании. Каких больших, каких долгих усилий стоило нам умиротворить народ, а теперь ты одним мановением руки хочешь ввергнуть его в небывалую смуту. Подумай о городах, о дворянстве, о народе, о торговле и земледелии, о ремеслах! Подумай об опустошении страны, о кровопролитии! Солдат остается спокойным, когда на поле боя падает тот, кто был с ним рядом. Но когда река понесет вниз по течению тела горожан, детей, девушек, а ты, объятый ужасом, будешь стоять на берегу, уже не понимая, за чье дело ты вступился, ибо гибнут те, кого ты хотел защитить, достанет ли у тебя сил тихо промолвить: "Я защищал себя"?

О р а н с к и й. Мы не простые люди, Эгмонт. И если нам подобает жертвовать собой ради тысяч, то, значит, подобает и щадить себя ради них.

Э г м о н т. Тот, кто себя щадит, сам себе подозрителен.

О р а н с к и й. Но тот, кто знает себя, маневрирует увереннее.

Э г м о н т. Твои поступки делают неизбежным зло, которого ты страшишься.

О р а н с к и й. Идти навстречу неотвратимому злу разумнее и смелее.

Э г м о н т. Когда опасность так велика, надо принимать в расчет даже самую малую надежду.

О р а н с к и й. Нам уже и ступить некуда, пред нами - бездна.

Э г м о н т. Разве милость короля - такая малая полоска земли?

О р а н с к и й. Не такая уж малая, но скользкая.

Э г м о н т. Клянусь богом, это несправедливо. Я не терплю, когда о нем думают неподобающим образом! Он сын императора Карла и не способен на низкий поступок.

О р а н с к и й. Короли низких поступков не совершают.

Э г м о н т. Его надо узнать получше.

О р а н с к и й. Наше знание и говорит нам - не дожидайтесь опасной пробы.

Э г м о н т. Никакая проба не опасна, если ты ее не страшишься.

О р а н с к и й. Ты рассержен, Эгмонт.

Э г м о н т. Я все должен видеть собственными глазами.

О р а н с к и й. О, если бы на сей раз ты захотел посмотреть моими. Друг мой, твои глаза открыты, и ты уверен, что видишь все. Я ухожу! Жди прибытия Альбы, и господь да хранит тебя! Может быть, мой отказ послужит тебе во спасенье. Может быть, дракон и отвернется от добычи, если ему не удастся сразу проглотить нас обоих. Может быть, он помедлит, чтобы вернее ударить, а ты, прозрев, увидишь все в правильном свете. Но скорее, скорее! Спасайся, Эгмонт! Спасайся! Прощай! Будь зорок, Эгмонт, пусть ничего не ускользнет от твоего вниманья: сколько войска он приведет с собой? Как разместит его в городе, какая власть еще останется правительнице? Будут ли начеку твои друзья? Подай мне весть о себе... Эгмонт!..

Э г м о н т. Чего ты хочешь от меня?

О р а н с к и й (дотрагивается до его руки). Подумай еще раз! Уйдем вместе!

Э г м о н т. Как? Ты плачешь, принц Оранский?

О р а н с к и й. И мужчине подобает плакать о погибшем.

Э г м о н т. Ты считаешь меня погибшим?

О р а н с к и й. Да. Пойми, тебе остался недолгий срок. Прощай. (Уходит.)

Э г м о н т (один). Как странно, что мысли другого человека так воздействуют на нас! Мне бы все это и в голову не пришло, а он заразил меня своими опасениями. Прочь! В моей крови это чужеродная капля. Приди мне на помощь, природа, извергни ее! А на то, чтобы разгладить морщины раздумья, у меня есть прекрасное средство!

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

ДВОРЕЦ ПРАВИТЕЛЬНИЦЫ.

П р а в и т е л ь н и ц а. Этого надо было ждать. Когда денно и нощно живешь в трудах и заботах, кажется, что делаешь невозможное, а тот, кто издали смотрит на тебя и повелевает, уверен, что требует лишь возможного. О, эти самодержцы! Никогда я не думала, что столь великое волнение охватит меня. Власть прекрасна! И вдруг отречься от нее. Не знаю, как решился на это мой отец{27}, но я последую его примеру.

В глубине сцены появляется Макиавелли.

Подойдите ближе, Макиавелли. Письмо брата повергло меня в раздумье.

М а к и а в е л л и. Смею ли я спросить, о чем он пишет?

П р а в и т е л ь н и ц а. Король высказывает столько же братского внимания ко мне, сколько и заботливости о своем государстве. Он превозносит стойкость, усердие и преданность, проявленные мною в попечении о правах его величества в этих землях. Сожалеет, что буйный нрав здешнего народа причиняет мне столько хлопот и огорчений. До глубины души убежденный в моей проницательности, равно как и в разумной последовательности моего поведения, он так мною доволен, что я могла бы сказать: для короля это письмо слишком учтиво, для брата - тем более.

М а к и а в е л л и. Его величество не впервые выражает вам свое справедливое удовлетворение.

П р а в и т е л ь н и ц а. Но впервые так риторично.

М а к и а в е л л и. Я не понимаю.

П р а в и т е л ь н и ц а. Сейчас поймете. Вслед за этим вступлением он говорит, что совсем без войска, без хотя бы небольшой армии, я всегда буду пребывать здесь в жалком положении. Мы поступили неосмотрительно, продолжает он, когда, вняв жалобам населения, отозвали свои войска из провинций, ибо армия, тяжелым бременем ложась на плечи бюргеров, не позволяет им слишком расходиться.