Иоганн Вольфганг фон Гёте

Эгмонт (Перевод Верховский) - страница № 18

Ф а н з е н. Я гол как сокол и мог бы целый год прожить на то, что он спускает в один вечер. И все-таки он мог бы мне отдать целиком годовой свой доход за то, чтобы получить хоть на четверть часа мою голову.

Е т т е р. Правильно ты о себе понимаешь. Да у Эгмонта в каждом волоске больше ума, чем у тебя в мозгах!

Ф а н з е н. Рассказывайте! Только уж никак не тоньше. Господа первым делом дают себя обманывать. Он не должен был доверяться.

Е т т е р. Что он городит? Какой такой господин?

Ф а н з е н. Да ведь не портной же.

Е т т е р. Немытое рыло!

Ф а н з е н. Желал бы я ему в тело вашего куража хоть на часок, чтобы он его разобрал и до тех бы пор задирал и зудил, пока бы он из города выбраться захотел.

Е т т е р. Неразумное вы болтаете. Он надежнее, чем звезда в небе.

Ф а н з е н. А падучей звезды не видал? Сорвется - и конец.

П л о т н и к. Кто же на него что-нибудь замышляет?

Ф а н з е н. Кто замышляет? А ты помешать, что ли, хочешь? Что же, ты восстание подымешь, ежели они его заберут да засадят?

Е т т е р. Ах!

Ф а н з е н. Что же, вы ребрами своими за него рискнете?

З у с т. Эх!

Ф а н з е н (передразнивая их). Ах! Эх! Ох! Ну, изумляйтесь по всей азбуке. Так дело стоит, так и стоять будет. Спаси его, господи!

Е т т е р. Ужасаюсь я бесстыдству вашему. Ну чего бояться такому благородному, прямодушному человеку?

Ф а н з е н. Плут везде в барыше. Он на скамье подсудимых - судья перед ним в дураках; в судейском кресле он весело играет роль инквизитора перед преступником. У меня была копия такого протокола, где комиссар от двора кучу денег и похвал получил за то, что он одного честного малого, как того хотели, произвел в плуты.

П л о т н и к. И это вранье сейчас только выдумано. Чего же можно допытаться, коли человек не виноват?

Ф а н з е н. О куриные мозги! Когда наружу нечего выпытать, тогда в нутро впытывают. Честность делает человека безрассудным и даже упрямым. Тут сперва у него спокойно выспрашивают самые простые вещи, и арестованный гордо стоит на своей невиновности, как они это называют, и высказывает начистоту все, что понимающий человек постарался бы скрыть. Тогда инквизитор выводит из ответов снова вопросы и следит, не собирается ли где проскользнуть хоть малюсенькое противоречьице; тут он привязывает свою веревку и начинает смущать дурачка тем, что тут вот он кое-что пересказал, там кое-что не досказал, а то даже бог весть из какой прихоти умолчал об одном обстоятельстве, или где-нибудь под конец испугался - тут уж мы на верном пути! И я вас уверяю: не так старательно тряпичники перерывают мусор в помойках, как подобный фабрикант мошенников из ничтожных, лживых, сбивчивых, притянутых, вытянутых, выведенных, выдуманных, признанных указаний и обстоятельств ухищряется смастерить себе в конце концов этакое огородное пугало, чтобы получить возможность по меньшей мере in effigie повесить своего подсудимого. И пусть бедняга еще бога благодарит, ежели сам сможет видеть, как его вешать будут.

Е т т е р. Ну и боек же на язык!

П л о т н и к. Это разве только на мух. Оса и та посмеется этакой паутине.

Ф а н з е н. Смотря какой паук! А длинный-то герцог ни дать ни взять крестовик: не какой-нибудь толстопузый - те не так хитры, - а этакий долгоногий, поджарый, что от жратвы не жиреет и паутинки тонюсенькие тянет и что тоньше, то липче.

Е т т е р. Эгмонт - рыцарь Золотого Руна: кто смеет руку на него наложить? Одними себе равными он может быть судим, одним только собранием ордена. Глотка твоя беспутная да злая совесть доводят тебя до этакого пустословия.

Ф а н з е н. Что ж я, зло, что ли, на него накликаю? Мне он пригодиться может: господин отменный! Нескольких приятелей моих, которых где-нибудь в другом месте уж обязательно бы повесили, он отпустил, только в спину им как следует всыпавши. Ну, ступайте, ступайте! Сам вам это советую. Вон, я вижу, там опять патруль подходит. Что-то не такой у них вид, чтобы скоро довелось нам на "ты" с ними выпить. Что же, подождем, только вид примем посмирнее. Есть у меня две племянницы да кум-кабатчик. Ежели с ними сойдутся да не станут они ручными, так уж они действительно сущие волки.