Иоганн Вольфганг фон Гёте

Избирательное Сродство - страница № 11

- А это отношение,- подхватил Эдуард,- в зависимости от различия веществ будет различно. Иной раз они будут встречаться как друзья и старые знакомые, быстро сближаясь и соединяясь и ничего друг в друге не меняя, как вино при смешивании с водой. Иные, напротив, будут друг другу чужды и не соединятся даже путем механического смешивания или трения; вода и масло, сболтанные вместе, все равно отделяются друг от друга.

- Еще немного,- сказала Шарлотта,- и в этих простых формах мы узнаем знакомых вам людей; особенно же это напоминает те круги общества, в которых нам приходилось жить. Но наибольшее сходство с этими неодушевленными веществами представляют массы, противостоящие друг другу в свете: сословия, профессии, дворянство и третье сословие, солдат и мирный гражданин.

- И все же,- заметил Эдуард,- подобно тому как их объединяют законы и нравы, так и в вашем химическом мире существуют посредствующие звенья, которыми можно соединить то, что друг друга отталкивает.

- К примеру,- вставил капктап,- при помощи щелочной соли мы соединяем масло с водой.

- Только не спешите с объяснениями,- произнесла Шарлотта.- Мне хочется доказать, что и я иду с вами в ногу, нo не добрались ли мы уже и до сродства?

- Совершенно верно,- ответил капитан,- и мы вас сейчас познакомим с ним во всей его силе. Натуры, которые при встрече быстро понимают и определяют друг друга, мы называем родственными. В щелочах и кислотах, которые, несмотря на противоположность друг другу, а может быть, именно благодаря этой противоположности, всего решительнее ищут друг друга и объединяются, претерпевая при этом изменения, и вместе образуют новое вещество, эта родственность достаточно бросается в глаза. Вспомним известь, которая обнаруживает сильное влечение ко всякого рода кислотам, явное стремление соединиться с ними. Как только прибудет наш химический кабинет, мы вам покажем разные опыты, весьма занимательные и дающие лучшее представление, нежели слова, названия и термины.

- Признаться,- сказала Шарлотта,- когда вы называете родственными все эти странные вещества, мне представляется, будто их соединяет не столько кровное, сколько духовное и душевное сродство. Именно так между людьми возникает истинно глубокая дружба: ведь противоположность качеств и делает возможным более тесное соединение. Я готова ждать, какие из этих таинственных влияний мне удастся увидеть воочию. Больше я,- сказала она, оборотившись к Эдуарду - не стану прерывать твое чтение и буду слушать внимательно, так как теперь я лучше в этом разбираюсь.

- Раз уж ты затеяла такой разговор,- возразил Эдуард,- ты так просто не отделаешься: ведь всего интереснее именно сложные случаи. Только в них узнаЈшь степени сродства, связи более тесные и сильные, более отдаленные и слабые; сродство становится интересным лишь тогда, когда вызывает развод, разъединение.

- Неужели,- воскликнула Шарлотта,- даже и в естественных науках встречается это грустное слово, которое мы теперь так часто слышим в свете?

- Конечно,- ответил Эдуард. - Недаром в свое время почетным для химии считалось название - искусство разъединять.

- Значит, теперь,- заметила Шарлотта,- оно уже не считается почетным, и это очень хорошо. Больше искусства в том, чтобы соединять, и в этом большая заслуга. Искусство соединения в любой области - желанно. Расскажите же мне, раз уж вы вошли во вкус, несколько таких случаев.

- Вернемся,- сказал капитан,- опять к тому, о чем мы уже упоминали. Например, то, что мы называем известняком, есть более или менее чистая известковая земля, вошедшая в тесное соединение со слабой кислотой, которая известна нам в газообразном виде. Если кусок известняка положить в разведенную серную кислоту, то последняя, соединяясь с известью, образует гипс, а слабая газообразная кислота улетучивается. Тут произошло разъединение и новое соединение, и мы считаем себя вправе назвать это явление "избирательным сродством", ибо и в самом деле похоже на то, что одному сочетанию отдано предпочтение перед другим, что одно сознательно выбрано вместо другого.

- Извините меня, как я извиняю естествоиспытателя,- сказала Шарлотта,- но я бы никогда не усмотрела в этом выбора, скорее уж - неизбежный закон природы, да и то едва ли: ведь в конце концов это, пожалуй, только дело случая. Случай создает сочетания, как он создает воров, и если говорить о ваших веществах, то выбор, как мне кажется, дело рук химика, соединяющего эти вещества. А если уж они соединились, так помоги им бог! В настоящем же случае мне жаль только бедной летучей кислоты, которой опять предстоит блуждать в беспредельности.

- От нее зависит,- возразил капитан,- соединиться с водой, чтобы потом влагой минерального ключа поить здоровых и больных.

- Гипсу-то хорошо,- сказала Шарлотта,- с ним все в порядке, он стал телом, он обеспечен, а вот вещество, оказавшееся в изгнании, еще, может быть, много натерпится, прежде чем найдет себе пристанище.

- Или я сильно ошибаюсь,- с улыбкой сказал Эдуард,- или в твоих словах скрыт лукавый намек. Признайся, что ты шутишь с нами. Чего доброго, я в твоих глазах - известняк, соединившийся с капитаном, как с серной кислотой, вырванный из твоего общества и превращенный в непокорный гипс.