Иоганн Вольфганг фон Гёте

Фауст (пер. Пастернака) - страница № 100

Антей

Мальчик прыгает, как мячик, кверху на утес с утеса,
И внезапно исчезает за обрывом крутизны,
Так что кажется погибшим. Мать рыдает, знать
не хочет
Про отцовы утешенья, я плечами пожимаю.
Вдруг, какое превращенье! Не сокровища ль там
скрыты?
Где достал он эту роскошь? В платье из цветов
и тканей
Вдруг стоит пред нами он!
С плеч спускаются гирлянды, на груди повязки вьются,
Золотую лиру держит, и, как некий Феб-младенец,
Всходит он на край стремнины. Застываю в изумленье,
А родители в восторге обнимаются, смеясь.
Что над ним венцом сияет? Золотое украшенье?
Внутреннего ль превосходства проявившийся огонь?
Но в движениях ребенка виден будущий художник,
Полный с детства форм извечных и преемственных
мотивов,
И вот в точности таким-то, как в моем изображенье,
Вы увидите в восторге и услышите его.

Хор

Это ли, критянка,
Чудо, по-твоему?
Сходных сказаний
Ты разве не слышала?
Песен Ионии,
Греции мифов,
Встарь о богах
Сочиненных поэтами?
Все, что на памяти
Нашей случается, -
Отзвук слабеющий
Дней незапамятных.
Правда, хотя
Твой рассказ очевидицы,
Сказка о Майе
Правдоподобнее.
Будто сынок ее
Был, чуть родившись,
Нянек толпой
Запеленут в свивальники.
Но шалунишка,
Красивый и крепенький,
Скинул пеленки
Ручками-ножками.
Так оболочку
Высохшей куколки
Вдруг покидает
Резвая бабочка
И, расправляя
Легкие крылышки,
В синь улетает
С игривою смелостью.
Так же и этот
Плут непоседливый
С детства был другом
Ворам и проказникам.
У Посейдона
Трезубец взял хитростью,
Меч утащить
У Ареса осмелился,
Лук снял у Феба,
Щипцы сгреб Гефестовы,
Молнии Зевса
Стащил бы наверное,
Если б обжечься
Не побоялся
В единоборстве
Подножку дал Эросу,
Ластясь к Венере,
Стянул ее пояс.
Из пещеры доносится мелодичная струнная музыка, к которой все прислушиваются, продолжающаяся с данной минуты вплоть до паузы, отмеченной
ниже.

Форкиада

Ваших россказней прекрасней
Эта струнная игра.
О богах забудьте басни,
Миновала их пора.
Вас не понимает время,
Новых требуя красот.
Наше сердце только с теми,
Кто от сердца речь ведет.
(Отходит к скале.)

Хор

Если и в таком отродье
Музыка еще властна,
Как же нас ее мелодий
Покоряет глубина?
Ярче солнца и денницы,
Светоносное зари
Миг, когда рассвет родится
В сердце нашем изнутри.
Елена, Фауст и Эвфорион в вышеописанном наряде.

Эвфорион

Вас мои прыжки и пенье
По-родительски бодрят,
Заставляя в восхищенье
Ваше сердце прыгать в лад.

Елена

Двух сливая воедино,
Длит любовь блаженства миг,
Но конечная вершина -
Единение троих.

Фауст

И тогда-то мы у цели:
Весь я твой и ты моя.
К этому и тяготели
Побужденья бытия.

Хор

Знаки правды долголетней,
Давней радости черты
У наследника заметней,
Чем в лице самой четы.

Эвфорион

Хочу подпрыгнуть,
Чтоб ненароком
Небес достигнуть
Одним наскоком!
Вот что желанье
Мое и страсть.

Фауст

Но ввысь не надо
Без меры влечься!
Смотри не падай,
Не изувечься!
Мы все погибнем,
Случись напасть.

Эвфорион

Томлюсь от скуки
У вас в объятье.
Оставьте руки,
Кудрей не гладьте,
Оставьте платье,
Не тешьтесь мной!

Елена

Подумай, милый,
Чье ты спасенье!
Нам смертью б было
Разъединение.
Скреплен насилу
Наш мир тройной.