Иоганн Вольфганг фон Гёте

Фауст (пер. Пастернака) - страница № 102

Эвфорион

Я в мир пришел не малым чадом,
И зрелым юношей примкну
К другим передовым отрядам,
Ушедшим раньше на войну.
Мы во всем
Признаем
Боевую честь одну.
Елена и Фауст
Народившись к жизни еле,
Свет увидевши едва,
Рвешься ты к смертельной цели,
Где слетает голова.
Разве к нам
Ты и сам
Не питаешь чувств родства?

Эвфорион

Прислушайтесь к раскатам грома!
Гудит земли любая пядь.
Борцы, не усидевши дома,
Идут страдать и умирать.
Смерть - завет
Этих лет.
Лучших нет, пора понять.
Елена, Фауст и хор
Смерть от ран, тоска агоний,
Что нашел ты, милый, в них?

Эвфорион

Я не зритель посторонний,
А участник битв земных.
Прежние
Участь смертельная
Этот задор!

Эвфорион

В ширь беспредельную
Крылья простер!
Смелый бросается
В битвы разгар!
Бросается в воздух. Одежды временно поддерживают его. Голова его сияет. За
ним тянется светящийся след в воздухе.

Хор

Это кончается
Новый Икар.
Прекрасный юноша падает к ногам родителей. Лицо умершего напоминает другой знакомый образ. Все телесное вскоре исчезает. Ореол в виде кометы возносится
к небу, на земле остаются лира, туника и плащ.
Елена и Фауст
Кончилось вмиг торжество!
Тягостна страшная явь!
Голос Эвфориона
(из-под земли)
Мать, меня одного
В царстве теней не оставь!
Пауза.

Хор

(похоронное пение)
Ты не сгинешь одиноким,
Будучи в лице другом,
По чертам своим высоким
Свету целому знаком.
Жребий твой от всех отличен,
Горевать причины нет:
Ты был горд и необычен
В дни падений и побед.
Счастья отпрыск настоящий,
Знаменитых дедов внук,
Вспышкой в миг неподходящий
Ты из жизни вырван вдруг.
Был ты зорок, ненасытен,
Женщин покорял сердца,
И безмерно самобытен
Был твой редкий дар певца.
Ты стремился неуклонно
Прочь от света улететь,
Но, поправ его законы,
Сам себе расставил сеть.
Славной целью ты осмыслил
Под конец слепой свой пыл,
Сил, однако, не расчислил,
Подвига не завершил.
Кто тот подвиг увенчает?
Рок ответа не дает,
Только кровью истекает
Пут не сбросивший народ.
Новой песнью кончим тризну,
Чтоб не удлинять тоски.
Песнями жива отчизна
Испытаньям вопреки.
Полная пауза. Музыка прекращается.

Елена

(Фаусту)
На мне сбывается реченье старое,
Что счастье с красотой не уживается.
Увы, любви и жизни связь разорвана.
Оплакивая их, с тобой прощаюсь я,
В последний раз к тебе в объятья падая.
Прими меня, о Персефона, с мальчиком!
(Обнимает Фауста. Телесное исчезает, платье и
покрывало остаются у Фауста в руках.)

Форкиада

(Фаусту)
Держи покрепче, что тебе оставлено.
Не выронь платья. Демоны подземные
Уж за него со всех сторон хватаются,
Чтоб унести к себе. Держи, не вырони.
Хоть платье не богиня, та - потеряна,
Однако ткань в твоих руках - божественна.
Воспользуйся неоценимой милостью
И улети. Она над миром низменным
Перенесет тебя, пока удержишься.
Прощай. Вдали, в великой отдаленности
От этих мест, с тобою мы увидимся.
Одежды Елены превращаются в облака, окутывают Фауста,
подымают его ввысь и уплывают с ним.

Форкиада

(подбирает с земли платье, лиру и плащ Эвфориона,
подходит к просцениуму, подымает вещи, оставшиеся
после умершего, кверху и говорит)
Пущу находку эту в дело.
Хоть пламя, правда, догорело,
Мир и останкам будет рад.
Я буду гения наряд
Давать поэтам напрокат,
Скрывающим одеждой старой
Отсутствие живого дара.
(Садится на просцениуме у колонны.)