Иоганн Вольфганг фон Гёте

Фауст (пер. Пастернака) - страница № 115

Император

Безмерно потрясен свершенным прегрешеньем.
Где хочешь, проведи границу тем владеньям.

Архиепископ

Чтоб след кощунства смыть, во-первых нужно нам
Всевышнему на той горе воздвигнуть храм.
Тот храм провижу я, и мысленному взору
Рисуется: в лучах восхода блещут хоры,
Крестом посереди два корабля сошлись,
Молящихся как бы приподымая ввысь.
Они по паперти проходят богомольно,
Их благовест из сел сзывает колокольный,
В долинах далеко гудит церковный звон,
И грешник кается, молитвой обновлен.
В присутствии твоем уже в предвосхищенье
Я храма этого свершаю освященье.

Император

Прославь зиждителя и этот храм построй,
Очисти от греха дух отягченный мой.
Надеждою одной, и то я окрыляюсь.

Архиепископ

Как канцлер, в записи я дарственной нуждаюсь.

Император

Формальный акт составь, пожалуйста, ты сам,
Как будет он готов, я подпись тотчас дам.

Архиепископ

(откланивается, но перед выходом снова
возвращается)
И храму в собственность отдай доход старинный;
Повинности крестьян, налоги, десятину.
Свой дар увековечь и храму сделай клад.
Поддерживать его потребует затрат.
А чтоб начать скорей святилища закладку,
Часть вражьих денег дай нам в качестве задатка
И даром отпусти для стройки матерьял.
Мы убедим народ с амвонов, чтоб не брал,
Спасая душу тем, никто за перевозку,
И доски нам возил, и камень, и известку.
(Уходит.)

Император

За близость с магами плачусь я тяжело;
Расходов из-за них все множится число.

Архиепископ

(снова возвращаясь, с глубоким поклоном)
Прости, о государь! Ты отдал чародею
Морские берега. Но, чтоб спасти злодея,
Заставь отступника на все века отсель
Его святейшеству платить налог с земель.

Император

(с досадою)
Земель ведь нет еще. Они в пучине моря.

Архиепископ

Кто правом облечен, ждать для того не горе.
Довольно слова с нас, дай обещанье нам.
(Уходит.)

Император

(один)
Послушаться, так им все царство я раздам.

АКТ ПЯТЫЙ

ОТКРЫТАЯ МЕСТНОСТЬ

Странник

Да ведь это липы те же!
Как я счастлив их найти
В вековой их мощи свежей
После стольких лет пути!
Да и хижина сохранна,
Кров гостеприимный мой
В дни, когда на холм песчаный
Был я выброшен волной.
Но хозяева лачуги
Ныне живы ль, добряки?
Ведь уже тогда супруги
Были оба старики.
Кротким людям без гордыни
Я скажу ли: "Мир чете,
Находящей и поныне
Утешенье в доброте"?

Бавкида

(старая-престарая бабушка)
Тише, милый гость! Беседой
Ты разбудишь старика.
Долог сон теперь у деда,
А работа коротка.

Странник

Слов найти не в состоянье,
Что могу тебя опять
За твои благодеянья
С благодарностью обнять!
Это ты, Бавкида, та же,
Кем я к жизни возвращен?
Выходит ее муж.
Ты ли, часть моей поклажи
В море спасший, Филемон?
Только ваш огонь сигнальный,
Колокола звон с земли
От погибели печальной
Мне спасенье принесли.
Я пойду с вершины склона
На морскую даль взглянуть
И, коленопреклоненный,
Облегчу молитвой грудь.
(Идет вперед по дюне.)

Филемон

(Бавкиде)
Нам на стол накрой мгновенно,
Вынеси его в цветник.
Перед общей переменой
Станет, верно, гость в тупик.
(Подойдя к страннику.)
Где бушующей пучиной
Был ты к берегу прибит,
Вместо отмели пустынной
Густолистый сад шумит.
Стар я стал сидеть в дозоре
По ночам на маяке,
А тем временем и море
Очутилось вдалеке.
Умные распоряженья
И прилежный смелый труд
Оттеснили в отдаленье
Море за черту запруд.
Села, нивы вслед за морем
Заступили место вод.
Червячка пойдем заморим,
Скоро солнце ведь зайдет.
Парусников вереницы,
Предваряя темноту,
Тянутся, как к гнездам птицы,
Переночевать в порту.
За прорытою канавой
Моря синяя черта,
А налево и направо -
Населенные места.