Иоганн Вольфганг фон Гёте

Фауст (пер. Пастернака) - страница № 129

Смиряя дрожь, / Зачем под нож,/ Катринхен, к милому идешь... - Первый куплет песни Мефистофеля в подлиннике совпадает с переводом строфы из песни Офелии ("Гамлет") А. - В. Шлегеля; вторая строфа принадлежит самому Гете (ср. запись Эккермана: "Так, Мефистофель поет у меня песенку Шекспира. Зачем же мне было трудиться выдумывать свое, когда песня Шекспира была здесь вполне уместна и выражала именно то, что я хотел сказать?". - Вот ты пеньем манишь, крысолов! - Валентин имеет в виду известную в Германии легенду о гамельнском крысолове, который увел вслед за крысами и всех детей города Гамельна в отместку за то, что бургомистр не дал ему награды, обещанной за истребление крыс.
Тебе не даст проступок твой / Блистать в цепочке золотой... - Имеется в виду полицейское постановление франкфуртского магистрата XVI века о том, чтобы "простые бедные девушки и блудницы не носили золотых или позолоченных цепочек, а также атласа и бархата при посещениях храмов".

Собор

Сцена написана до 1775 года. По первоначальному замыслу, она должна была иметь место во время похорон матери Гретхен.
Dies irae, dies ilia / Solvet saeclum in favilla. - "День гнева, этот день обратит мир в пепел". (Из католического церковного гимна, известного уже в XIII ве&е.)
Judex ergo cum sedebit / Quidquid latet, adparebit, / Nil inultum remanebit. - "Когда воссядет судия, откроется все сокровенное, и ничто не останется без возмездия". (Из того же гимна.)- Quid sum miser tune dicturusf / Quern patronum rogaturus, / Cum vix Justus sit securusf - "Что я скажу тогда, несчастный, какого покровителя я буду умолять, когда и праведник едва спасется?"

Вальпургиева ночь

Эта сцена создавалась в 1797-1801 годы и была окончательно обработана в апреле 1806 года. Впервые мысль написать эту сатанинскую сцену посетила Гете еще в 1777 году, во время его путешествия по Гарцу.
Название "Вальпургиева ночь" происходит от имени игуменьи Вальпургии, память которой чтится в католических странах первого мая. Ночь на первое мая в дохристианские времена отмечалась народными празднествами в честь наступления весны и пробуждения сил природы. С распространением христианства в Германии эти древние празднества были осуждены церковью как "нечистое, бесовское идолопоклонство". Их участники предавались проклятию как "служители дьявола".
Как и когда возникло немецкое народное поверие о том, что в ночь на первое мая ведьмы и колдуньи устраивают сатанинскую оргию на Брокене (одной из вершин Гарца), неизвестно. Гете в письме к Цельтеру от 2 декабря 1812 года писал: "Один исследователь немецкой старины пожелал отыскать историческое объяснение оргиям ведьм и чертей на горе Брокен, о которых веками толкуют в Германии, и высказал догадку, что древнегерманские язычники, жрецы и патриархи, когда их изгнали из священных рощ и народу была навязана христианская вера, стали весною удаляться со своими приверженцами в пустынные, недоступные горы Гарца, чтобы там, по древнему обычаю, молиться и приносить жертвы бестелесному богу земли и неба. Чтобы быть в безопасности от коварных, вооруженных христианских проповедников, они сочли за благо надеть личины на некоторых своих единоверцев, надеясь тем самым отпугнуть суеверных противников, и так, под охраной "сатанинского воинства", совершали свое чистое богослужение. Я столкнулся с этим объяснением уж много лет назад и назвать автора теперь затрудняюсь; мне эти домыслы понравились, и вот я снова превратил эту баснословную историю в поэтическую побасенку".