Иоганн Вольфганг фон Гёте

Фауст (пер. Пастернака) - страница № 140

Иных фельдмаршалов-растяп / Спасает генеральный штаб. - Гете здесь, по-видимому, вспоминает бездарного фельдмаршала герцога Брауншвейгского, стоявшего во главе войск реакционной европейской коалиции, двинутых против революционной Франции. Позднее герцог был разбит Наполеоном под Иеной.
Нет. Я, как Петер Сквенц, в отряд / Из массы выбрал концентрат. - Петер Сквенц, собственно Петер Квенц (имя искажено немецкими комедиантами, игравшими Шекспира еще в XVI веке)- режиссер, который силами афинских любителей-ремесленников ставит во дворце Тезея трагедию "Пирам и Тисба", - этим веселым фарсом Шекспир, как известно, кончает "Сон в летнюю ночь". - Ремарка: Входят трое сильных. - Это название Гете заимствовал из библейской "Книги царств" (II, XXIII, 8-12), где перечисляются имена славных бойцов в войске Давидовом, вступившем в бой с филистимлянами. - Мечтает малое дитя / Теперь о рыцарском уборе, - Намек на пристрастие реакционных романтиков к средневековью и эмблемам феодального строя.

На переднем горном отроге

А вспыхнет у соседа дом, / Не скажешь: "Наша хата с краю". - Парафраза из "Посланий" Горация: "Дело коснулось тебя, коль пылает стена у соседа" (перевод Ф. Петровского).
Рапирою я обруч протыкал... - Игра в обруч - одна из рыцарских забав; состоит в том, что всадник старается на всем скаку пронзить мечом подвешенный обруч.
Нурсийский некромант, Сабинский маг / Тебе шлет преданности изъявленья. - Некромант - маг, общающийся с душами умерших; Нурчиа (древняя Нурсиа) - заколдованная гора в Италии, упоминающаяся в сказании о Тангейзере; в своих мемуарах (мемуары эти были переведены Гете" знаменитый итальянский художник-ювелир Челдини рассказывает, что один католический священник, занимавшийся некромантией, указал ему на Нурчиу, как на место, наиболее пригодное для заклинания душ умерших.
Мы тоже силы к этому приложим, - / Чтоб стал его затылок нам подножьем. - Ср. псалом CIX, I; - Доколе положу врагов твоих в подножие ног твоих".
Когда бывало море хмуро, / Ниспосылали Диоскуры / Такой же свет на корабли... - Созвездие Диоскуров, по поверью древних эллинов, благоприятствовало мореплавателям.
Орел парит на небосклоне, / Гриф бросился за ним в погоню. - Орел и гриф - геральдические звери со щитов императора и "враждебного императора".
Мои два ворона, глядите, / Сейчас расскажут ход событий. - Немецкая народная сказка наделяет черта двумя вещими воронами - атрибутом, заимствованным у древнегерманского бога Вотана.

Шатер враждебного императора

Я долю уделить хочу вам четырем / В распоряженье царством, домом и двором. - Имеется в виду учреждение наследственных верховных придворных должностей в "Золотой булле" Карла IV. Эти верховные наследственные должности были распределены между четырьмя виднейшими духовными и светскими князьями империи.
Тебе же выберу бокал ценней и краше - / Венецианского прозрачного стекла... - Венецианское стекло, по средневековому поверью, предохраняет от опьянения и имеет свойство обнаруживать яд, подмешанный к питью. АКТ ПЯТЫЙ
Пятый акт был окончен Гете в 1830 году. Однако ряд сцен, по утверждению Гете, был им в основном написан в 1798-1800 годах. Какие именно сцены имел в виду Гете, осталось невыясненным.

Открытая местность

Филемон и Бавкида - имена мифологической древнегреческой патриархальной четы престарелых крестьян, живших и трудившихся в неизменной любви и дружбе. За радушный прием, оказанный посетившим их под видом странников Зевсу и Гермесу, они были вознаграждены этими богами долголетием и одновременной смертью; их бедная хижина была обращена в храм, при котором они проживали в качестве жреца и жрицы. Только их одних пощадил Зевс из всего многогрешного населения Фригии, на которое он обрушил воды потопа. После смерти Филемон и Бавкида были обращены в дуб и липу. Глубоко прочувствованный пересказ мифа об этих стариках содержится в "Метаморфозах" Овидия. В память прославленной четы Гете назвал их именами героев своей лирической увертюры к заключительному, действию "Фауста". (Гете в беседе с Эккерманом от 6 июня 1831 года: "Мои Филемон и Бавкида не имеют ничего общего с знаменитой четой древности и со связанным с ней сказанием. Я дал моей парочке эти имена только для того, чтобы ярче подчеркнуть характеры. Это сходные личности и сходные отношения, а потому тут уместны и сходные имена"). Здесь, стало быть, Гете поступил так же, как и в случае с Линкеем в третьем акте второй части "Фауста".
Странник, монологом которого открывается эта сцена, - не Зевс и не Гермес, а "простой смертный", некогда спасенный Филемоном и воспользовавшийся гостеприимством престарелых супругов.