Иоганн Вольфганг фон Гёте

Фауст (пер. Пастернака) - страница № 55

Хор

Выпьем, братцы, друг за друга
И еще полней нальем!
Но уже храпит пьянчуга,
Растянувшись под столом.
Герольд объявляет о приходе поэтов разных направлений, певцов природы, придворных стихослагателей и прославителей рыцарства. В давке соискателей никто не дает друг другу говорить. Только один протискивается вперед с
немногими словами.
Сатирик
Я был бы счастья полон,
Когда б по прямодушью
Я всем пришелся солон
И правдой резал уши.
Певцы кладбищ и полуночи просят извинения. В данный момент они отвлечены интереснейшей беседой с одним новопоявившимся вампиром, из чего в будущем может развиться новый род поэзии. Герольд принимает это к сведению. Он вызывает к ряженым представительниц греческой мифологии. Они костюмированы
по современному, не теряя своих особенностей.

ГРАЦИИ

Аглая

Жизнь даря, в ее даянье
Вкладывайте обаянье.
Гегемона
Обаяния печатью
Наделяйте восприятье.
Ефросина
Обаятельней всего
Благодарных существо.

ПАРКИ

Атропос

Я пришла к вам прясть, старуха,
Жизни нить, мое изделье.
Много требуется духу
За кручением кудели.
Нить кручу я мягче воска,
Не щадя своих усилий,
Чтобы лен, смягченный ческой,
Не рвался на мотовиле.
Здесь, в пиру, не выходите
Из границ, жалеть придется!
Помните про тонкость нити,
Перетянете - порвется.

Клото

Ножницы в распоряженье
Мне даны - такой позор
Принесло нам неведенье
Старшей из моих сестер.
Удлиняла без скончанья
Прозябание калек,
Жизни, полной обещаний,
Укорачивала век.
Но и я ведь с молодежью
Допускала произвол.
Чтоб держать себя построже,
Спрячу ножницы в чехол.
Всем даю сегодня волю.
Трезвым или во хмелю,
Всем прощаю, всем мирволю
И ко всем благоволю.

Лахезис

Мне, как более смышленой,
Меру соблюдать дано.
Постоянно, неуклонно
Вертится веретено.
Набегая на катушку,
Нить должна за ниткой течь.
Я им не даю друг дружку
Обогнать и пересечь.
Дай себе я миг свободы,
Гибелью я заплачу.
Намотавши дни на годы,
Я мотки сдаю ткачу.

Герольд

Вошедших женщин вид неузнаваем,
Хотя бы изучили вы античность.
Под ласковостью внешней скрыта личность,
Которой с вами мы не разгадаем.
Они красивы, молоды и чинны,
Что это - фурии, никто не скажет.
Приблизьтесь к ним, и вам они покажут
Змеиный нрав под маской голубиной.
К их чести, впрочем, здесь они сегодня,
Где каждый недостатком щеголяет,
Овечками себя не выставляют,
А вслух зовутся карою господней.

ФУРИИ

Алекто

Мы - фурии и не хотим таиться.
Но мы вас усыпим. Наш голос вкрадчив,
И мы, по-женски с вами посудачив,
Взведем на ваших милых небылицы.
Мы скажем, что они - кокетки, лживы,
Нехороши ни кожею, ни рожей,
Что если вы жених, избави боже, -
Помолвку надо привести к разрыву.
Мы пред невестами вас оклевещем.
Мы скажем: "Перед вашим обрученьем
Он говорил другим о вас с презреньем", -
И вас поссорим карканьем зловещим.

Мегера

Игрушки это! Дай им пожениться,
И я несоответствием пустячным
Испорчу жизнь счастливым новобрачным,
Различны времена, несхожи лица.
Всегда желанья с разумом боролись,
Довольство не спасает от фантазий,
В привычном счастье есть однообразье,
Дай людям солнце, захотят на полюс.
Я парами людей губить умею,
Ни разу пальцем жертв своих не тронув.
Я подсылаю в дом" молодоженов
Ночами злого духа Асмодея.

Тизифона

Меч и яд, а не злословье
Подобают каре грозной.
Каждый рано или поздно,
За измену платит кровью.
Где ты был в тот миг, в ту пору,
Как предательство лелеял?
Ты пожнешь, что ты посеял,
Не помогут уговоры.
Если даже за бесчестье
Мир простит и не осудит,
"Кто неверен, жить не будет!" -
Камни вопиют о мести.