Иоганн Вольфганг фон Гёте

Фауст (пер. Пастернака) - страница № 72

Гомункул

Какая?

Мефистофель

(указывая на боковую дверь)
Вот где докажи делами,
Какой талант тебе особый дан.

Вагнер

(все время глядя на колбу)
Нет, право, ты прелестный мальчуган!
Отворяется боковая дверь, за которою виден лежащий Фауст.

Гомункул

(удивленно)
Значительно!
Колба выскальзывает из рук Вагнера и, летая над Фаустом,
освещает его.
Он бредит чудесами.
Рой женщин раздевается в тени
Густых деревьев у лесного пруда.
Красавицы на редкость все они,
Одна же краше всех, и это чудо,
Из героинь или богинь, ногой
Болтает ясность влаги ледяной.
Вода ее прохладой обнимает,
Живое пламя стана остывает.
Однако чьи бушующие крылья
Зеркальность водной глади возмутили?
Бегут в испуге девушки. Одна
Царица плеском не устрашена
И видит с женским удовлетвореньем,
Царь-лебедь нежно льнет к ее коленям,
Он робок, но становится смелей
И все настойчивее жмется к ней.
Как вдруг туман окутывает дымом
Прелестный берег и навес ветвей
Над происшествием непостижимым.

Мефистофель

Откуда взял ты это, фантазер?
Так мал еще и так уже остер!
Не вижу ничего.

Гомункул

Ты - северянин,
И ты родился в средние века.
Твой мир попов и рыцарей - туманен,
Его окутывают облака.
Как хочешь ты свободен быть и зорок,
Когда тебе привычный сумрак дорог?
(Осматриваясь.)
Ужасно в вашем каменном мешке.
В загоне ум, и чувство в тупике.
Проснется спящий, и в одно мгновенье
С тоски умрет у вас по пробужденье.
Лес, лебеди, красавиц нагота -
Вот сон его и вот его мечта.
Как примирится он с таким жилищем?
Уживчив я, но лучшего поищем.
Умчим его.

Мефистофель

Хорошее решенье.

Гомункул

Пошли приказом воина в сраженье,
А девушку в веселый хоровод.
И дело вмиг у них на лад пойдет.
Так и у нас. Я дело приурочу
К классической Вальпургиевой ночи.
Она сегодня. Вот и найден путь
Похитить спящего и окунуть
Его в родной стихии средоточье.

Мефистофель

Я слышу в первый раз об этом всем.

Гомункул

Вполне понятно. Что за удивленье?
Вам ведом романтический фантом.
Но чтоб считаться истинною тенью,
Ей надо быть классической притом.

Мефистофель

Куда же предстоит нам перелет?
Меня к собратьям древним не влечет.

Гомункул

Северо-запад - край обетованный
Твоих всех порываний, Сатана.
У нас на этот раз иные планы,
Юго-восток - вот наша сторона.
Там по равнине, обтекая скалы,
Течет средь рощ извилистый Пеней,
А выше - горы и следы камней
Старинного и нового Фарсала.

Мефистофель

Оставь! Ни слова о веках борьбы!
Противны мне тираны и рабы.
Чуть жизнь переиначат по-другому,
Как снова начинают спор знакомый!
И никому не видно, что людей
Морочит тайно демон Асмодей.
Как будто бредят все освобожденьем,
А вечный спор их, говоря точней, -
Порабощенья спор с порабощеньем.

Гомункул

Оставь людей, их мятежи и вспышки.
Себя стараясь с детства отстоять,
Становятся мужчинами мальчишки.
Придумай, как нам спящего поднять?
Есть средство у тебя, так посоветуй,
А нет его, так предоставь мне это.

Мефистофель

О Брокене я мог бы дать совет,
Но на язычестве для нас запрет.
Всегда пустым народом были греки,
Будили чувственное в человеке,
Прикрашенный их вымыслами грех
Светлей и ярче северных утех.
Что ж мы предпримем?

Гомункул

Я прекрасно знаю,
Что если я такому шалопаю
Про фессалийских ведьм шепну словцо, -
Уже соблазн какой-то налицо.

Мефистофель

(плотоядно)
О фессалийских ведьмах? Любопытство
Давно к ним тянет, а не волокитство.
Отдать им жизнь, о нет, но, скажем, ночь
Для пробы, для знакомства я не прочь.