Иоганн Вольфганг фон Гёте

Фауст (пер. Пастернака) - страница № 80

Мефистофель

(на равнине)
Ведьм севера смирять - одни безделки,
А здесь я, право, не в своей тарелке.
Насколько лучше Блоксбергская высь!
Там ты свой брат, куда ни повернись.
Свой Ильзенштейн там Ильза стережет"
На высоте своей нас Генрих ждет,
И Храпуны шлют Эленду - деревне
Лет тысячу свой отзвук эха древний.
Там прочно все, а тут того гляди
Путь под тобой прогнется впереди.
Шел, кажется, сейчас по ровной глади"
Глядишь - гора образовалась сзади.
Пусть не гора, бугор, но, став стеной,
Преграда он меж сфинксами и мной.
Огни костров горят. Пройдусь вдоль ряда,
Приглянется компания, подсяду.
Еще, заигрывая и дразня,
Шалуньи вертятся вокруг меня.
Ну что ж, пожалуйста. Я по привычке
Не откажусь от свеженькой клубнички.

Ламии

(увлекая Мефистофеля за собой)
Живее, живо!
То приближаясь,
То удаляясь
Толпой болтливой!
Ах, как потешно,
Что в виде кары
Любезник старый
За нами, грешный,
Трусит поспешно!
О волокита!
О сердцеед!
Ногой разбитой
Влача копыто,
Хромает вслед.

Мефистофель

(останавливаясь)
Мужчины-дурни, род упрямый,
Посмешища со дня Адама!
Вы, и состарившись весьма,
Не прибавляете ума.
Проверено на деле всеми,
Что бабы - порченое племя.
Все сделано, все из прикрас,
Стан сужен, растопырен таз.
Доказывать, однако, надо ль,
Что сами пуститесь вы в пляс,
Едва засвищет эта падаль?

Ламии

(останавливаясь)
Он стал, обдумывает, ждет.
Приблизимся, а то уйдет.

Мефистофель

(двинувшись вперед)
Решительней! Без остановок!
Раздумывать в мои лета!
Быть только чертом без чертовок
Не стоило бы ни черта.

Ламии

(приветливо)
К молодцу приблизим лица.
Он к одной из нас, сестрицы,
Нежностью воспламенится.

Мефистофель

При неполном освещенье
Все вы просто восхищенье.
Говорю не в осужденье.
Эмпуза
(врываясь)
Здравствуйте! Я той же масти
И в игре приму участье.

Ламии

Ты - лишняя, да и урод,
И нам испортишь хоровод.
Эмпуза
(Мефистофелю)
Я тетушка твоя Эмпуза
С ослиною ногой кургузой.
Хотя ты с конскою ногой,
Привет тебе, племянник мой.

Мефистофель

От всех в чужом краю скрываясь,
На родственников натыкаюсь.
Что Гарц, что Греция, - меня
Везде преследует родня.
Эмпуза
Я превращаться мастерица,
И я сегодня в честь твою,
Чтоб к родственнику подольститься,
С ослиной головой стою.

Мефистофель

Хотя фамильное родство
Тут ценят более всего,
Я отрекаюсь самочинно
От тетки с головой ослиной.

Ламии

Уродину ты эту брось!
Она - страшилище округи.
Все, что есть милого, в испуге
Бежит, рассеиваясь врозь.

Мефистофель

Однако вы и сами, дивы,
Так подозрительно смазливы!
Что, ежели румянцем щек
Прикрыт какой-нибудь порок?

Ламии

Смелее! Выбирай! Нас много.
Отважься, подойди, потрогай,
Лови счастливый миг, храбрец!
Не дорожись, к чему волынка?
Ты тоже, знаешь, не картинка,
А держишься грозой сердец.
Приблизься, и под платьем бальным
Без масок, в виде натуральном
Рассмотришь всех нас наконец.

Мефистофель

К красивейшей подъеду храбро.
(Обнимая ее.)
О ужас! Тощая, как швабра!
(Хватая другую.)
Быть может, эта? Ай-ай-ай!

Ламии

Не стоишь лучшей, так и знай.

Мефистофель

Мне маленькая взгляд бросает,
Но - ящерицей ускользает
Со скользкой, как змея, косой.
Приволокнусь-ка за большой.
Ах, надо было быть воздержней!
Я вместо девушки рукой
Хватаю булаву на стержне.
От этой палки путь прямой
До той упитанной особы.
Таких в гаремах чтут набобы.
Но только тронул пышку, - вмиг
И лопнула, как дождевик.