Иоганн Вольфганг фон Гёте

Фауст (пер. Пастернака) - страница № 86

Фалес

Дай нам совет. Вот в чем его нужда.
Хотел бы он родиться не на шутку.
В рожденье он, как понял я малютку,
Остался, так сказать, на полпути
И лишь наполовину во плоти.
Духовных качеств у него обилье,
Телесными ж его не наградили.
Он ничего б не весил без стекла.
Как сделаться ему, как все тела?

Протей

Он ранний плод, созревший до посева,
Как преждевременное чадо девы.

Фалес

(вполголоса)
Хотя вопрос пока еще открыт,
Мне кажется, что он - гермафродит.

Протей

Тем лучше. Он в тот пол и попадет,
К которому он больше подойдет.
Послушай, малый! В море средь движенья
Начни далекий путь свой становленья.
Довольствуйся простым, как тварь морей.
Глотай других, слабейших, и жирей.
Успешно отъедайся, благоденствуй
И постепенно вид свой совершенствуй.

Гомункул

Какой здесь воздух вольный и живой!
Как пахнет морем и морской травой!

Протей

Ты, мальчик, прав. Когда ж сойдешь ты вниз,
На узкий, выдавшийся в море мыс,
Где разбиваются седые гребни,
То запах моря там еще целебней.
Но вот и шествие вдали.
Смотри, мы вовремя пришли.
Пойдем туда.

Фалес

Я к вам пристану.

Гомункул

Трех духов выход к океану.
Родосские тельхины с трезубцем Нептуна
подплывают на морских конях и драконах.

Хор

Мы этот трезубец сковали Нептуну,
Он им усмиряет валы и буруны.
Когда, Громовержца удары гремят,
Нептун отвечает на грома раскат.
Зубчатые молнии падают в воду,
Косматые волны встают к небосводу,
А все, что меж ними, то обречено
В неравной борьбе погрузиться на дно.
Жезл этот нам передан временно в руки,
Чтоб праздник прошел без заботы и скуки.

Сирены

Вам, молитвенникам лета,
Солнца и дневного света,
Мы, поклонницы луны,
Кланяемся с вышины.
Тельхины
Богиня ночная, ты тем благодатней,
Что дышишь без зависти славою братней.
Ты ждешь с нетерпеньем, чтоб остров Родос
Свой гимн, славословящий солнце, принес.
Начав восхожденье из глуби бездонной,
Сияя, глядит Аполлон с небосклона
На море, на остров, на горы, луга,
На улицы города и берега.
А если случайно их мгла затуманит,
Луч лишний - другой, и тумана не станет.
И бог узнает себя в сотне картин,
Он кроток, он юноша, он исполин.
Мы образ его изваяли впервые,
Придав божеству очертанья людские.

Протей

Пускай гордятся, самохвалы!
Стихии солнечной нимало
Не нужны мертвые дела.
Они кричат, как о победе,
О выделке богов из меди,
Как будто б польза в том была.
Стоят недолго истуканы,
И лава первого вулкана
Растапливает их литье.
Существование на суше
Ведет к ничтожеству, к бездушью
И обрекает на нытье.
Итак, в извечную пучину
Скорее на спине дельфина
Перебирайся на житье.
(Превращается в дельфина.)
Сбеги по отмелям песчаным
На обрученье с Океаном,
В котором - счастие твое.

Фалес

Пленись задачей небывалой,
Начни творенья путь сначала.
С разбегу двигаться легко.
Меняя формы и уклоны,
Пройди созданий ряд законный, -
До человека далеко.
Гомункул садится на Протея-дельфина.

Протей

Доверься морю, дух без плоти!
Кружась в его водовороте,
Носись по прихоти любой.
Не думай только, диво эко,
Догнать в развитье человека,
А то все кончено с тобой.

Фалес

Смотря как к делу подойдете:
Порой и человек в почете.

Протей

(Фалесу)
Да, если он на твой покрой,
То долго помнится такой.
Ты у меня ведь на примете
Уже не первое столетье.