Иоганн Вольфганг фон Гёте

Стихотворения - страница № 17

Xатем


Создает воров не случай,
Сам он вор, и вор - вдвойне:
Он украл доныне жгучий
След любви, что тлел во мне.

Всё, чем дни мои богаты,
Отдал он тебе сполна.
Возврати хоть часть утраты,
Стал я нищ, и жизнь бедна.

Но уже алмазом взгляда
Приняла ты все мольбы,
И, твоим объятьям радо,
Сердце новой ждет судьбы.


Зулейка


Все мне дал ты нежным взором,
Мне ли случай осуждать!
Если вдруг он вышел вором,
Эта кража - благодать.

Но ведь сам, без всякой кражи,
Стал ты мой, как я - твоя.
Мне приятней было б даже,
Если б вором вышла я.

Дар твой щедр и смел обычай,
Но и в выигрыше ты:
Все ты взял - покой девичий,
Шар душевной полноты.

Полюбил - и стал богатым.
Ты ли нищий? Не шути!
Если ты со мною, Хатем,
Счастья выше не найти.



К ЗУЛЕЙКЕ


Чтобы в льстивых ароматах
Знала радость ты вполне,
Сотням роз едва зачатых
Должно гибнуть на огне.

Чтоб флакончик взять ожий,
Где душистый жив эфир,
На персты твои похожий,-
Тут потребен целый мир.

Целый мир, что жизни силой
Полноты своей доспев,
Предвкушает Буль-буль милой
Возбудительный напев.

Нам мученье - лишь отрада,
Если множит нашу сласть.
Душ не съела ль мириады,
Чтоб расцвесть, Тимура власть?



GINGO BILOBA


Этот листик был с Востока
В сад мой скромный занесен,
И для видящего ока
Тайный смысл являет он.

Существо ли здесь живое
Разделилось пополам,
Иль напротив, сразу двое
Предстают в единстве нам?

И загадку и сомненья
Разрешит мой стих один:
Перечти мои творенья,
Сам я - двойственно един.



ВОССОЕДИНЕНИЕ


Ты ли здесь, мое светило?
Стан ли твой, твоя ль рука?
О, разлука так постыла,
Так безжалостна тоска!
Ты - венец моих желаний,
Светлых радостей возврат!
Вспомню мрак былых страданий
Встрече с солнцем я не рад.

Так коснел на груди отчей
Диких сил бесплодный рой,
И, ликуя, первый Зодчий
Дал ему закон и строй.
"Да свершится!" - было слово,
Вопль ответом был - и вмиг
Мир из хаоса немого
Ослепительно возник.

Робко скрылась тьма впервые,
Бурно свет рванулся ввысь,
И распались вдруг стихии
И, бунтуя, понеслись,
Будто вечно враждовали,
Смутных, темных грез полны,
В беспредельность мертвой дали,
Первозданной тишины.

Стало все немой пустыней,
Бог впервые одинок.
Тут он создал купол синий,
Расцветил зарей восток.
Утро скорбных оживило,
Буйством красок все зажглось,
И любовь одушевила
Все стремившееся врозь.

И безудержно и смело
Двое стать одним спешат,
И для взора нет предела,
И для сердца нет преград.
Ждет ли горечь иль услада -
Лишь бы только слиться им,
И творцу творить не надо,
Ибо мы теперь творим.

Так меня в твои объятья
Кинул звонкий зов весны.
Ночи звездною печатью
Жизни наши скреплены.
И теперь не разлучиться
Нам ни в злой, ни в добрый час,
И второе: "Да свершится!" -
Разделить не сможет нас.



ВПУСК


Гурия

На пороге райских кущей
Я поставлена как страж.
Отвечай, сюда идущий:
Ты, мне кажется, не наш!

Вправду ль ты Корана воин
И пророка верный друг?
Вправду ль рая удостоен
По достоинству заслуг?

Если ты герой по праву,
Смело раны мне открой,
И твою признаю славу,
И впущу тебя, герой.


Поэт


Распахни врата пошире,
Не глумись над пришлецом!
Человеком был я в м
Это значит - был борцом!

Посмотри на эти раны,-
Взором светлым в них прочтешь
И любовных снов обманы,
И вседневной жизни ложь.

Но я пел, что мир невечный
Вечно добр и справедлив,
Пел о верности сердечной,
Верой песню окрылив.

И, хотя платил я кровью,
Был средь лучших до конца,
Чтоб зажглись ко мне любовью
Все прекрасные сердца.

Мне ль не место в райском чине!
Руку дай - и день за днем
По твоим перстам отныне
Счет бессмертью поведем.