Иоганн Вольфганг фон Гёте

Западно-восточный диван - страница № 2

ПРЕДОСТЕРЕГАЯ

Был и я в плену волос,
Бредил ими смладу.
Как и ты, Хафиз, твой друг
Знал любви усладу.

Но сплетают косу те,
Кто длинноволосы-
В битвах юной красоте
Шлемом служат косы.

И, опомнясь, все бегут,
Зная козни эти.
Но бегут из тяжких пут
в ласковые сети.

ПОГРУЖАЯСЬ

В кудрях - как в нимбе. И когда в тиши
Любимую на сердце я покою,
Перебирая кудри ей рукою -
Я обновлен до глубины души.
Целую губы, щеку или бровь,
И вновь рожден, и ранен в сердце вновь.
А пятизубый гребень что ж без дела?
Ему бы в кудри погрузиться смело!
Ушко в игру вовлечено,
Так бестелесно, так бесплотно,
Но к ласке клонится охотно-
Когда ж волос ее руно
Волнуешь, их перебирая -
Игра для вечности, для рая!
Хафиз, и ты играл не раз,
И мы играем в добрый час.

РИСКУЯ

Что ж, твоим смарагдам снова
И перстам хвалу начать?
Часто нужно молвить слово,
Чаще надо промолчать.

Коль скажу я, что для зренья
Лучший цвет - зеленый цвет,
Не пугай, что нет спасенья
От каких-то страшных бед.

Все ж тебе читать бы надо:
Чем могущественна ты?
"Ведь в тебе не меньше яда,
Чем в смарагде-доброты!"

Ах, голубка, в книге тесной
Песни пленницами стали,
Те, что в шири поднебесной
И парили, и летали.

Время губит все в подлунной,
Только им прожить века.
Как любовь, пребудет юной
Песни каждая строка.